Большое интервью Артема Лоика для портала Rap.ua

11-11-2016, 23:56 | категория: Интервью | комментарии: 0 | просмотры: 868

Беседа с Артёмом Лоиком назревала давно – уж слишком много вопросов хотелось задать, слишком многое хотелось обсудить. За несколько часов до недавнего киевского концерта Артёма мы и решили поговорить. Лоик заказывает чай, я раскладываю на столе диктофон и тетрадку с вопросами, к которым перейти получится не сразу – беседа завязывается сама по себе. В итоге разговор получился настолько длинным и одновременно интересным, что было решено разбить его на две части. Сегодня мы представляем вашему вниманию первую часть. (Мы объединили обе части здесь)

Тём, я сразу хочу тебе сказать, что тебе симпатизирую, но ряд неудобных для тебя вопросов задать должен.

Да для меня уже, наверное, нет неудобных вопросов. Я помню, ты и раньше меня поддерживал, и вообще rap.ua всегда меня поддерживал. Я, знаешь, раньше переживал, хотел попасть на rap.ru, на the-flow, а сейчас уже всё равно, я знаю, что всё равно буду делать то, что делаю. Знаешь, я перешел уже тот рубеж, когда уже не трогает, не больно, переболело уже.

А не перегорело, это не равнодушие?

Нет. Ко мне пришло понимание – и я надеюсь, что не ошибаюсь, что это моё дело, поэтому будет ли какое-то внимание от публики, или его не будет – я всё равно буду это делать.

А деньги?

Ну, пока хватает. Есть концерты. Я сейчас нигде не работаю, рэп – это мой хлеб. У меня есть сын, есть жена. И вот я уже год не могу закончить ремонт, и мы живем то там, то там. Пока я выдерживаю, но если я пойму, что не хватает – а я хочу, чтобы у сына всё было, то тогда придётся работать. Сейчас садик, потом в школу пойдёт, я хочу, чтоб у него были все игрушки, которые он захочет, секции, одежда – так вот если я пойму, что рэп не сможет это все дать, пойду на работу. Рэп, конечно, всё равно не брошу.

Сценаристом будешь работать?

Наверное, нет, сценаристом нет. Я сейчас думаю заниматься своим делом…

Я так и почувствовал, что напротив стартапер сидит!

Просто я сейчас открываю в Полтаве школу рэпа. Это не то чтоб заработок – это опять то, чем я хочу заниматься, мне от этих денег будет ни холодно, ни жарко. Мы сейчас работаем на базе 17-ой гимназии в Полтаве, но я хочу в другое помещение переехать.

Это школа, в которой ты учился?

Нет. Это меня поддержала одна из самых больших полтавских школ, школа, которая не боится экспериментов. Я просто там не только рэп-школу хочу сделать, я и образовательный процесс хочу перевернуть.

Слушай, но положа руку на сердце – нельзя же рэпу научить.

Можно! Разные формы стихосложения, например. Плюс – рэп это литература. Ко мне после концертов часто подходят люди, спрашивают, чего бы почитать. Любовь к чтению можно прививать тонко, не обязательно же говорить: «Надо читать!». Мы вот проводим урок, я показываю самую стандартную схему, А-А, Б-Б, дети рифмуют, но получается что-то вроде «свет-нет-ответ». Я им говорю: все эти рифмы уже давно Потап использовал, их трогать нам нельзя (смеется). Рифмы должны быть более сложными, и когда мы начинаем разбирать, какие бывают рифмы, они не находят нужных слов, и соглашаются: действительно, нехватка слов, нужно пополнять запас!

А как уроки там будут проходить? Сколько дисциплин будет?

Ой, да по-разному, у нас сейчас пока вот уже месяц экспериментальные уроки идут. Я два раза в неделю пока прихожу в школу, во вторник и в четверг, и с трех до пяти я в школе.

А сколько учеников?

По записи – до ста. А вот постоянно ходят, уже целый месяц – человек тридцать. У меня две группы. Первая – 6-9 классы, вторая – 10-11. У старшеклассников сейчас, знаешь, ещё юношеский максимализм…

Ясно. А сколько обучение стоит?

Пока у меня всё бесплатно. Потом – не знаю, нужно будет с директором поговорить, но символические суммы будут.

Кто-то из учеников уже написал что-нибудь? Есть что послушать?

Написали, но пока не записываем! Готовим большой номер сейчас, покажем в школе. Скажу другое: я понял, что преподаватели неправильно делают. Они вот приходят на урок и говорят: Пушкин, или, например, Шевченко – великий поэт. Это неправильно. Нужно так провести урок, чтобы ученик сам потом сказал: это великий поэт! Нам вообще система образования дает одного поэта: есть Тарас Шевченко! Удобно, чтобы люди не читали больше, потому что когда ты начнешь читать других поэтов, ты попадешь в зависимость от поэзии, это хорошо, ты развиваешься, думаешь – но это неудобно для тех, кто там, наверху. Поэтому у нас либо «у Лукоморья дуб зелёный», либо «мені тринадцятий минало, я пас ягнята за селом», «Заповіт» – и всё, если копнем – можем к Симоненко дойти.

Ну не скажи, у меня в школьной программе, например, Зеров был.

Ну это ж ты, ты рэпер, ты связан с этим, это твоя профессия. Рэп – это тот мостик, по которому ты можешь прийти к литературе, своему мнению, отстаиванию его, к силе и свободе.

А что такое свобода?

Знаешь, это очень сложный вопрос. В общепринятом понимании свободы не существует, глупо говорить, что мы свободны. Например, мы дышим – мы уже не свободны, хотим есть – опять же, это не свобода, мы рабы, поэтому и говорят «рабы божьи».

Ты веришь в Бога? В Иисуса?

Ну да. Ну как, я считаю, что все религии ведут к одному. Гребенщиков очень круто сказал по поводу веры, что религии – это тропинки, которые ведут к вершине горы. То есть пути разные, но цель одна. И вот когда-то мы все туда поднимемся.

И сыграем в царя горы?

Нет, и увидим одно и то же.

Я, кстати, ещё ни одного вопроса из тех, что заготовил, тебе не задал, разговор сам по себе получается. Я вот сегодня пересматривал твой баттл с Галатом – там в конце видео есть афиша твоего концерта в Киеве. Её увидели более трёх миллионов человек. А сколько продали билетов на сегодняшний концерт?

Я точной цифры не знаю, но думаю, что немного билетов продано. Знаешь, меня уже со вчера тошнит, я переживаю обычно перед концертами. Я всегда расстраиваюсь, что мало людей приходит, мне всегда хочется, чтоб больше людей было.

Как думаешь, люди, которые придут на твой концерт сегодня – они за какой песней идут в первую очередь, что у тебя визитная карточка сейчас?

Я думаю, у меня визитная карточка сейчас – это не какая-то конкретная песня, это Версус. Если меня узнают на улице – то из десяти девять человек скажут про Версус. Уже не помнят ни про «Україна має талант», ни про «X-Фактор», даже про Лепса уже ничего не говорят. Версус – проект свежий, популярный, для молодёжи интересный, это то, с чем нужно считаться.

Есть ли у тебя чувство, что ты где-то недоработал, где-то недожал? Без рэперских «я ни о чем не жалею» и т.д.

Да, есть! Я на весну готовлю очень сильный материал. Я раньше расстраивался, а сейчас проанализировал ситуацию и понял, что я качественного контента в плане видео не давал. С аудио всё было хорошо – в альбом «Верните мне меня» я много денег вложил, там был сильный продакшн – там и Diamond Style, и 4eu3, и Scady, и над текстами много времени просидел. А вот с видео – не дожал, а сейчас надо всё визуализировать. Поэтому на весну я буду снимать несколько клипов, все силы направлю туда.

Вот есть у меня клип «Поэты» – он хорошо сделан, качественно, но я понимаю, что где-то всё-таки он не дожат. Это на инициативе всё делалось, все мои друзья в Полтаве собрались и помогли мне. Но я считаю, что за дело сейчас нужно платить – тогда человек приходит и работает. Поэтому сейчас уже думаю, где взять денег – ограблю банк, например. По крайней мере, я попробую – вложу всё, чтоб потом сказать, что я сделал всё – и не получил. Или – и получил.

Раз мы заговорили про друзей и «Поэтов» упомянули – я вспомнил, что в этом клипе за тобой идут участники группы «Сен-Тропе». С кем ты дружишь в украинском рэпе? Настрой, «Сен-Тропе»… с кем ты еще близок?

Дима из «Сен-Тропе» – мой друг, с которым я всю жизнь прошёл, он со мной всегда. Те, кто в клипе идут рядом со мной – мои друзья, которые за меня горой. А друзья в рэпе… Ты ж понимаешь, дружбы в рэпе не бывает, я это почувствовал на себе, одна сплошная зависть.

С чьей стороны ты это чувствовал?

Я не буду называть имена. У нас знаешь, как дружат? «Ты пробился? Ты красавчик! Будем дружить! Выложим в инстаграме, что мы кореша и мы дружим!». Но когда ты пробился, а кто-то талантлив и ещё не пробился – то ты сначала долезь, а потом мы уже дружить будем. А «Настрой» мне прислали песню, и она меня завела, мне прям очень понравилось, и я подумал, что должен тоже зачитать с ними, мне было интересно, получится ли у меня так сделать на украинском! По сути, «Настрой» – первый для меня толчок к украинскому языку. Знаешь, нужные люди находят друг друга.

А почему тогда они разошлись?

Я не знаю, можно ли об этом говорить – это их дела. Я с ними очень близок, я старше, больше в этом деле, а они только начинают, они молоды и они талантливы. Вот Андрюха Dran, например, мониторит постоянно всю западную музыку, у него очень тонкий слух, а Тур – больше технарь, он рэпер. Может, у них разные взгляды пошли, разные идеи, может, амбиции своё сыграли. Мы до сих пор держим связь, они очень хорошие ребята – я никакую сторону не принимал, я тут 50 на 50!

Кстати, ты смотрел баттл Тура с Буяном?

Я смотрел первый раунд. Не знаю, почему я не досмотрел. Я посмотрел Тура, посмотрел один раунд Буяна – я его ещё не знал тогда, – он тогда типа делал шоу, мне такое не очень нравится в рэпе. А Тур сделал прям рэп-рэп, прям чересчур, и зрителям и это не очень зашло, шоу всегда лучше заходит.

Раз ты говоришь, что шоу лучше заходит – почему не сделал его на том же баттле с Галатом?

Так попса тоже заходит лучше! У меня есть своё видение баттлов, плюс я хотел внести какое-то разнообразие, как-то раздвинуть рамки баттла. Меня туда звали уже давным-давно, у меня хорошие отношения и с Ресторатором, и вообще со всеми там. Меня давно вызывали, еще когда на крыше у них был баттл, им понравился мой путь – но, видимо, или перехотели… или перепили.

Прочитал в твоем интервью двухгодичной давности, что хип-хоп культура переживает сейчас в Украине перезапуск. Как по-твоему, он состоялся?

Ничего не получилось. Не знаю, есть коллективы, которые собирают… Во-первых, у нас нет единства. Да и в России тоже, если подумать. Во-вторых, рэп плохой, мне не нравится! Слабо делаем! Либо делаем, чувствуем – о, это люди хавают, буду такое делать! И это чувствуется сразу же, мне такое не нравится. А тот, кто делает круто – его не замечают, люди не поддерживают, потому что им нужно, чтоб ты получил признание, и вот тогда – да! Я просто почувствовал это на себе. Был я на «талантах», был я с Лепсом – о, Лоик, крутой рэп, надо послушать! Когда я нигде не был – ну, Лоик. Как только выиграл баттл с Хохлом – да ты что, нужно с Оксимроном баттлиться, всех выносить! Проиграл Галату, и все такие – быстро читает!

Прости, но это было правда слишком быстро для одноразового восприятия на слух.

Да я на это и рассчитывал! Я хотел, чтоб это было не на один раз, хотел, чтоб мои панчи разбирали потом. Ну, и ещё я текст подзабыл. В первом раунде я хотел удивить флоу, показать максимум, на что я способен, потом – панчи, и в конце – суть. Я растерял эти связующие нитки, получилось так, рывками.

Мне показалось, что Галат тебя перешутил, хотя не должен был бы – ты же в КВН играл, например.

Да мне что-то невесело в последнее время. Мне просто нужен был этот Версус – я понимаю, какие у меня есть пути сейчас, чтобы опять показать себя. По сути, Версус – единственный такой путь, другого я не знаю.

В чем для тебя состоит различие между текстом для песни и стихом? Бывает, что отрывки из стихов кочуют в треки или наоборот?

Конечно, бывает! Это будет на альбоме, о котором я говорил, весь материал для него уже сочинен, музыка почти подобрана, только некоторые биты нужно будет купить еще.

А сколько треков будет? И почему, если всё уже написано, то релиз только весной?

Где-то 13-14. Ну, пока запишем всё, потом снимать будем. Это будет единая такая форма, постановка, я хочу театр тоже привлечь. Есть поэма у Марины Цветаевой, «Крысолов». Это старая сказка, в ней рассказывается о нашествии крыс на город Гамельн. Жители города вызывают музыканта, чтобы он помог им в обмен на дочь бургомистра.Музыкант играет на дудочке, крысы идут за ним, он их уводит и топит. А дочь бургомистра ему так и не отдали, и за это музыкант топит всех детей. И вот всё это я подам сквозь призму своего творчества, полностью возьму оболочку.

Концептуальный альбом получается, так? Сейчас они модны – тот же «Горгород», например.

Да! Хороший альбом, но опять-таки, там многое мне не понравилось. Очень здорово сделано, но ощущение, что там ничего нет. У меня к Оксимирону полный нейтралитет, но он со всеми его возможностями делает на злобу дня, то, что хотят. Делает все это хорошо, красиво, но боится сказать, что думает – он не ведущий, он ведомый, был и будет. Помнишь, он в баттле с ST сказал ему – я ведущий, ты ведомый?

Расскажи о контрактах в своей карьере, что и с кем ты подписывал?

Первый контракт я подписывал с СТБ, когда был на X-Факторе. Кстати, любым участникам на заметку – контракт на три года, ты обязан выступать, если тебя позовут. Я считаю, что это правильно – они тебя открывают, дают большой толчок, это хорошая реклама.

А что в твои обязанности входит по этому контракту?

Официально было так: нельзя ничего делать без ведома СТБ. То есть если у меня концерты – то я должен им об этом сказать, и, если что – то 70 процентов им, а 30 мне, что-то в таком роде. А почему я в хороших отношениях с СТБ, с людьми, которые там работают? Потому что я делал всё, что хотел, и никто мне ничего не сказал. Даже когда Лепс меня позвал в Москву, Бородянский, главный директор СТБ, меня отпустил, хотя у меня еще был год контракта. Он, кстати, тогда ко мне подошёл и сказал умную вещь: Дай Бог, чтоб всё получилось так, как ты сейчас думаешь. Они мне всегда помогали: у нас концерт, есть время, приедешь? И мне платили там, небольшие деньги, но платили, плюс за проезда, например. Я всегда приезжал – это как дань проекту, никому не отказывал. А потом с Лепсом подписал.

А с TruePromoGroup у тебя какие были отношения? Был контракт?

У меня не было с ними контракта, мы друзья. Сами ребята очень круто работали в плане пиара, концертов – они уже тогда привозили Басту/Ноггано. Был я, Гига и Соколовский – вот мы и работали все вместе, но никаких там контрактов мы не подписывали. Сотрудничество с TruePromoGroup дало мне концерты, разные выступления, мы выпустили мой первый альбом «Взгляд», это были первые шаги. Приезжаем в один город – там полный зал! Приезжаем во второй – там сто человек! Приезжаем в третий – там опять полный зал! Приезжаем в четвертый – там восемьдесят человек! Только хорошие воспоминания остались.

ОК, расскажи о работе с Лепсом.

Песню «Плен» написал я – мне дали музыку, я написал слова. Писал для Лепса некоторые песни…

Бесплатно писал?

Ну, он меня всегда благодарил, не было такого, чтоб он мне платил. Я жил в центре Москвы, у меня были все условия, тут ничего не могу сказать.

Тебе снимали квартиру?

Я жил у него. У Лепса несколько квартир. Мы писали по вечерам песни иногда, работали, у нас отношения были чуть ли не как дяди с племянником.

Слушай, мне кажется, ты что-то не договариваешь про трек «Бабосы боссам» и конфликт, связанный с ним. Я пересмотрел этот клип перед тем, как ехать на интервью – слушай, но там ничего сверхкрамольного нет, там же скорее стебутся над моментами, о которых ты говорил, в строчках про «минетик» или про «бонус за анус».

Когда мы подписывали контракт, Григорий «Лепс сказал: ты будешь слушаться меня во всём». Я сказал: да, во всём, кроме текстов, для меня это самое важное. Не будет моих текстов – я не буду этим заниматься. Он согласился – конечно, мол, это никто не обсуждает, ты ж даже мне песни пишешь.

Я уже полностью написал альбом, это должна была быть очень интересная пластинка – мне дали музыкантов, звучание было такое, знаешь, рокорэп какой-то! Многое оттуда потом вошло в альбом «Верните мне меня» – вообще, хорошо, что я к рэпу вернулся, все не просто так. И тогда пришла эта песня. Я считаю её плохой, хоть там в конце есть момент, который отчасти её оправдывает, про тех, кто гнёт свою линию. Плюс слова, которые были использованы в тексте, плюс сама форма – это ведь то, что делает Потап, Серёга. Хотя Серёга – это не Потап, у Серёги разный репертуар, он вообще универсал, у него день рождения сегодня, кстати. Серёга вообще очень непрост, он меня такими дорогами возил в Киеве – никто таких не знает! Нас пропускали какие-то военные, у него там какие-то документы – в общем, Серёга – Стэтхэм нашего времени! Так вот, о «Бабосы боссам». У меня мама работает воспитателем, и один ребёнок, с которым она занимается, сказал, что я – его герой, потому что я никогда не вру. И вот представь – он слушает эту песню, а там полное враньё, да ещё и такие слова употребляются. Он послушает и сочтёт, что так говорить можно – Тёма говорит, и я буду! Пусть у меня не так много сейчас таких слушателей, не миллионы, но они есть.

Ты чувствуешь ответственность за своих слушателей? Она тебя не тяготит?

Конечно, чувствую! Тяжело, да. Но ничего – моей жене и маме ещё тяжелее. Я тебе что скажу: то, что мы пишем, всё это не просто так. Тут очень важно твоё отношение. Если отношения как в «Бабосы боссам», как к денежному выхлопу, тогда это ничего не значит, а моё отношение серьёзное. И, как говорила Марина Цветаева, всё, что мы пишем, то сбывается рано или поздно. Для меня это моя жизнь, это моя религия, я благодаря буквам вижу Бога. Пусть это пафосно звучит!

А как у вас произошёл разрыв с Лепсом? Я читал, что вы жёстко расстались.

Да! Прям до крика, до срыва! «Ты никто и будешь никем! Со своими социальными песнями ты ничего не достигнешь!»

А тебе не кажется, что один рэпер в Украине сейчас с социальными песнями как раз достигает?

Это не социальные песни. Это песни с политической направленностью, к тому же сделанные вовремя, с ощущением настроения масс. Знаешь, когда ты говоришь что-то плохое о своем сопернике, ты должен замечать плохое и в себе. «Моя страна не упадёт на колени» – да она уже висит в петле, твоя страна. И когда мы всмотримся, то заметим, что это мы её повесили, а не политики.

В каждом из нас Янукович?

Да! В универе мы покупаем курсовые, дипломные? Права покупаем? От армии многие откупаются. Подожди, а чем это отличается от убийства? Знаешь проект Стопхам? Так вот мы с женой шли по Москве – смотрим, у припаркованных машин их наклейки на стекле. А одна машина стоит чуть дальше, не так заехала на бордюр, и у неё тоже наклейка, и жена говорит – ну, этому можно было бы и не клеить! Я говорю: а где эта черта? Она у каждого своя. Он же нарушил? Нарушил! Есть правила.

Да, я вижу плохое, я знаю, кто агрессор, кто подпитывает конфликт на Востоке, мы все это знаем. Но начать нужно с себя, нужно видеть плохое. Ярмак тоже видит, он замечает, и я хочу верить, что он всё это от чистого сердца делал, то есть что он верил в революцию тогда, горел. Я вообще хочу видеть только хорошее – конечно, есть соблазн сказать, что он выехал на этом. У него свой путь, да у каждого он свой, в принципе.

В чем ты видишь сходство твоего пути с путём Ярмака?

Нет сходства абсолютно никакого!

Я так понимаю, совместок не дождаться?

У нас хорошие отношения. Мы плохого друг о друге ничего не скажем, да, наверное, даже не подумаем. Даже к Потапу я отношусь нормально. Мы тусовались вместе, он с Лепсом тоже в хороших отношениях, он ко мне подходил, говорил о моём выступлении на «талантах», что ему понравилось, хотя я там и про него шутил. Просто у него – свой путь, который я не принимаю, а он не принимает мой. Когда он услышал трек «Плен» с Лепсом, то сказал, что эта песня не зайдёт слушателям, что он бы такого не делал.

Потап говорил, что у него четыре джипа, может, надо было прислушаться?

Было круто, когда на «Новой волне» на Юрмале прозвучал именно рэп. Но рэп-коммьюнити это не оценило. Мы читали рэп – там мужики все были в восторге, женщины вот эти, которых вывели платья свои показать, а рэп-коммьюнити это не замечает. Версус никому не нравился, все говорили – Боже, похабщина, что это такое!

Расскажи о поездках на Версус – как ты добираешься туда, например?

В первый раз летел, сам оплачивал себе проезд. Прилетел, забаттлил и ушёл. 12 часов прождал в аэропорту и улетел назад. Я вот думаю – если б я проиграл в первый раз – я б там повесился! Хотя после Галата было то же самое. А во второй раз меня вызвали, хотели уже и гонорар заплатить – но я денег там не беру. Гонорары на Версусе брали три человека: СД, Ди Маста, Типси Тип. Только три человека, все остальные делают за идею. Хотя Ресторатор сейчас говорит, что поставил уже всё на коммерческую основу, будем теперь, наверное, какие-то деньги получать.

Раз у нас в разговоре прозвучали слова «Типси Тип» и «за идею», задам такой вопрос: ты слушал его песню «Пружина выстрелит»?

Нет, не слышал. Ну, может, слышал, но забыл. Но я знаю его позицию… Знаешь, меня в начале всё это так злило… А потом я понял, что никому ничего нельзя доказать. Если война пришла на наши головы – она закончится, когда закончится. Сколько людей – столько мнений. Я всегда возвращаюсь вот к чему: Украина должна быть целой, всё! Никаких «ЛНР» и «ДНР» – это первое. Войска ввели, поддержали всё это российские власти – второе. Всё, вот это я помню, это самое важное. Телевизор лучше сейчас вообще не смотреть. Плюс я знаю, что лучших людей уже нет. И которые там воевали, и сотня наша – они верили, что что-то изменится, но не меняется.

Внутри чуть поменялось у людей, сознание начало пробуждаться, а вместе с этим появился псевдопатриотизм. Важно помнить основное и никому ничего не доказывать. Рем Дигга вот тоже за ту сторону.

Так он из Гуково, конечно. По идее, прямо из его города обстрел вёлся.

Я так понял, он полностью за ту сторону. Хотя – крутой рэпер!

Да, хороший.

Ко мне на Версусе подходили – говорят, а что там у вас, как? Мы ж братья! И я понимаю, что им вообще все равно, потому что это происходит не на их территории. Я говорю: раз мы братья, а вы говорите, что вас тут щимят, что у вас со свободой слова проблемы – вот, даже на Версусе замазывать слова начали – то почему же вы не вышли, когда мы вышли? Почему не поддержали нас?

Они говорят – ну потому что у нас только выйди, и сразу на следующий день тебя тихо-мирно заберут и отвезут куда следует, нам страшнее. Ну, говорю, и живите так. Хотя там все тепло относятся, узнают. Я вот понял, почему я такой расстроенный там был – потому что у них там отношение к рэпу не такое, как у меня. У меня – как к какой-то святыне, я ехал туда как на сражение против всех! Если б у меня был щит – я б прямо с ним туда пришел, перерезал бы себе горло в конце, упал бы! А у них так: ну, читаем рэп, нормально, ну, покрашу я волосы – прикольно, пошутим, поржём.

Но зашло же.

Ну да, зашло. Но очень всё ж слабенько – шутки простые, с рифмами вообще проблемы. Ресторатор тоже расстроился, что баттл ничего не изменил. Кто за меня был – тот так и будет, кто за Галата – так и остался при своём мнении. Но я думаю, что им было выгодно, чтоб я проиграл. Я переоценил свои возможности – я всегда пру против течения, а там я немного задохнулся, в том смысле что в этом клубе все болели против меня. Вообще-то Ресторатор дружит с Галатом, но мы с Ресторатором сдружились, поэтому слегка меня поддерживал только он один.

У тебя ни разу не было проблем, когда ты пересекал границу?

Нет, я ж через Беларусь ехал. Дорога такой долгой получилась! Я приехал в Киев, ждал тут долго, потом пока туда доехал. Но! Прикинь – я проиграл, это просто капец, чтоб я ещё и сбился – я вообще повеситься хотел! Я ж, кстати, этот Версус не смотрел, не могу! Я ехал назад в поезде – написал листов 20 стихов, разных размышлений. Я понял, что там вообще никому не нужно то, что я читаю – а мы в развитии идем в их сторону.

Там нет такого, как мы сейчас общаемся – нет такого, как мы сейчас с тобой говорим. Я тебе говорю как есть, и ты мне так говоришь. А там – сразу какой-то сарказм, какой-то прикол, они прикрывается, знаешь, такой маской стёба.

Может, это именно внутри Версус-тусовки так?

Может быть. Но тогда мне казалось, что там все такие. Приехал сюда – тут не так. Хотя я когда в Киев из Полтавы приезжаю, чувствую, что тут всё так не по-настоящему! Я так любил Киев, жил тут на Борщаге!

Когда работал на СТБ сценаристом? Кстати, а что ты писал там?

Сценарии к передаче «Коли ми вдома». Самые смешные моменты – это я написал (смеется).

Долго там проработал? Почему ушёл?

Месяцев 8. Сначала была ставка, потом урезали бюджет – работал как фрилансер. А потом я понял, что так нельзя, нужно что-то одно делать. И я занялся рэпом – и сразу как-то и концерты появились. Оно так часто бывает. Бог помогает!

Перед баттлом с Галатом ты говоришь, что никогда не отходишь от своих принципов. Назови три главных жизненных принципа Артёма Лоика.

Самое важное – это быть честным. Раньше, когда я писал песни, хотелось делать что-то противоположное всем этим планокурам. Хотелось делать правильный рэп такой, сильный, зубастый. Но я не до конца понимал, что я делаю. Иногда быть честным плохо – я очень близко подпускаю людей. В стихах – это капец, у меня ощущение, что я голый, после того как прочитаю всё.

Второе: стоять на своём. Выбрать свои цели, принципы. Вот у меня они сформировались – я их придерживаюсь. Жена не даст соврать – еще когда мы только познакомились, я был против того, чтоб делать как Ноггано, например, так и сейчас я против этого. Недавно на rap.ua было интервью одного рэпера, простите, забыл, как его зовут – там было сказано «если бить в одну часть стены – она упадёт».

Это Дядя Вова был.

Прекрасно сказано! Посмотрим, Дядя Вова, посмотрим! Я вот сколько уже бью… А третий принцип – делать своё дело, не врать себе. Есть у меня стих, называется «Окололюди». Знаешь, есть движение околофутбол? Оно разностороннее очень, там есть и плохие, и хорошие стороны. Но это не футбол, это околофутбол. Вот не нужно быть «около», выбери своё дело! Чувствуешь сомнения – это не твоё! Я вот не могу не писать, например.

Галат на баттле обвиняет тебя в коньюктуре. Где ты видишь грань между «быть актуальным» и коньюктурой? В принципе, поэт, МС должен быть актуальным?

Ты имеешь в виду, что нужно быть голосом своего поколения? Но я не голос своего поколения, я это признаю, может, это плохо.

Я читал, что тебе нравится Цой.

Да! Цой в свое время был голосом своего поколения. Но Цой мне просто нравится – а я фанатею и обожествляю творчество Башлачова, и о нём почти никто не знает. Он был в одном движении с Цоем, он выпрыгнул из окна в 26 лет. Его стихи, песни – я всем очень советую ознакомиться, кстати, – он это делал не для поколения, он не был голосом поколения, он был его судьёй, он давал направление, он был лучом, за которым нужно идти. Я хочу быть этим направлением! Другое дело, что большинство не хочет идти по этому пути – он сложен. Я хочу вышлифовать себя донельзя! Например, если я читаю, что я не курю и не пью – я полностью соответствую!

Давай представим ситуацию: например, начинается революция. Какой-то рэпер пишет песню во время этих событий. Это коньюктура?

Я думаю, что это чувствуется слушателем, но вообще да, я думаю, да. Например, я написал песню «Завяжите мне глаза» после событий, постфактум. Когда была революция на Майдане – когда жара была полная, когда водомёты были – все мы хотели туда ехать с пацанами, но не поехали в силу своих каких-то обстоятельств. Кого-то жена беременная, например, не пустила. Однако были ребята, у которых были беременные жёны, но они всё-таки поехали, сделали свой выбор.

Мне кажется, прямо во время событий не до песен. Думающий человек, мне кажется, поймёт, что «Завяжите мне глаза» – она так же как и другая моя песня, «Звёздная страна», она не про Львов! Не про Львов! Я читал эту песню во Львове не раз! Я читаю про Львов, но она не об этом. Мне, например, не нравится эта подмена с 9 мая, которую я сейчас ощущаю, у меня дед воевал, поэтому я чту этот праздник. Эта песня не коньюктурная – я просто поднял вопрос.

Многие поняли тебя неправильно из-за нарезки российских каналов в начале клипа.

Да, меня даже хотели порезать во Львове. Я специально читал там эту песню!

Кажется, там были только пропагандистские каналы нарезаны.

Да я не знал даже, что это с российских каналов отрывки. Я тебе про пропаганду вообще такое расскажу сейчас! Когда началась революция, мне звонили с ОРТ, с других каналов! Я не буду говорить, какие российские звёзды хотели сделать со мной песню о том, что «мы друзья, мы братья»! Хотели, чтоб я «Звёздную страну» читал на ОРТ. Так и сказали: ты приезжаешь, на каждом эфире будешь читать свою песню, говорить от лица думающей молодёжи.

Так а кто фиты предлагал-то?

Я не буду говорить, но это были звёзды российского шоу-бизнеса. Величины Лепса.

Не было соблазна взять деньги и отдать на благое дело?

Не было. Я и так занимаюсь благим делом. Мне пацаны говорят, что я должен в ВК написать не «Артём БОЛТ Лоик», а «Артём Благотворитель Лоик» – у меня просто благотворительных концертов больше, чем обыкновенных.

Твои баттловые приоритеты понятны – Окси, Топор. А с кем из украинцев ты мог бы забаттлить?

Я сейчас вообще не хочу баттлить. Хотели как-то сделать баттл с Типси Типом… Я думаю, с ним было бы интересно. Мне есть что ему сказать, и я более чем уверен, что он меня не любит. Плюс у нас равные силы, в том смысле, что мы уже давно в этом варимся.

Читатели попросили спросить, откуда у тебя BMW, и почему ты не пристёгиваешься.

Машина – мамы жены.

А чего не пристёгиваешься? Ты ж подаёшь пример. Посмотрит ребёнок, скажет: вот, Тёма не пристёгивается, и я не буду. Говори – будешь пристёгиваться?

Буду, обещаю! Я не пристёгиваюсь в городе только, в Полтаве просто негде разогнаться, а к когда на трассе едем – меня жена всегда заставляет пристёгиваться.

Я недавно был на концерте «Касты»…

И как они, нормально?

Просто короли.

Я вырос на них!

И я. Так вот, я заметил, что люди, которые стояли рядом со мной в зале, все кричали тексты вместе с теми, кто был на сцене. Я подумал, что твои слушатели, которые придут на концерт, просто не смогут повторить за тобой весь твой пулемётный флоу.

Мне об этом говорят уже абсолютно все! Я так отвечу: например, ты начинаешь играть в футбол. Ты сначала как бьёшь? Правильно, с носака. А потом идёшь на тренировку – и тебя учат бить с подъёма, щёчкой, кручёным, внешней стороны стопы, пяткой. Вот так и в рэпе. Я бил с пыра, читал просто. Я зашёл уже так далеко, что не могу просто бить с пыра, понимаешь? А если и бью – то редко.

Кстати, ты футболом ещё занимаешься?

Могу с пацанами поиграть, поддерживаю полтавскую «Ворсклу». Я раньше играл, когда я в Киеве жил, мы играли с СТБшниками, обыгрывали всех.

Чем у тебя сейчас заполнены дни, на что уходит время?

Я сейчас очень рад, что у меня появилась рэп-школа, она меня просто спасла. Я читаю все комментарии, и уверен, что все исполнители это делают. И для меня это было очень тяжело – я в это погрузился, но рэп-школа меня вытянула, я увидел светлых, думающих детей. Так что я занимаюсь школой, жена с мамой немного меня разгрузили в плане семьи – так что я сейчас много пишу, читаю, неожиданно подсел на комиксы.

Кстати, а что читаешь?

Я читаю много – много всего начинаю и часто не заканчиваю. Недавно я прочитал «Заводной апельсин» – я был в восторге! Сейчас читаю «Моби Дик». Думал, что Цветаевой я уже всё прочитал – но сейчас открыл для себя её новую поэму «Егорушка». Я люблю читать Бродского, я там понимаю, наверное, процентов 30, но с каждым разом понимаю всё больше. «Игру в классики» Кортасара прочитал недавно, Гессе читаю сейчас, «Игру в бисер» – очень интересно.

Кстати, раз мы заговорили про Цветаеву – твоим стихам, «как драгоценным винам», настал свой черёд?

Нет. Но я надеюсь, что это произойдёт при моей жизни (смеётся). Потому что я, как любой исполнитель, хочу отдачи, признания. Получается, я кучу денег вкладываю в альбом, в запись, покупаю биты, выставляю бесплатно – и получаю негативные отзывы. Это же какой-то садомазохизм!

Андрей Freel Шалимов

Источник: Часть 1Часть 2


Похожие статьи:
  • Артем Лоик о новом альбоме: "Постараюсь успеть на начало осени."
  • Интервью Артема Лоика для Room RecordZ FM
  • Jurazz: с Артёмом Лоиком я буду до последнего!



  • Прокомментировать

    Ваше имя*
    Ваш E-Mail:*
    Комментарий:
    Проверка: *

    Меню
    Альбомы

    Голосование
    Панель управления